п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Воловик: ЦАЦА ТАТА (Сборник стихов).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Воловик: ЦАЦА ТАТА.

    Господа актеры и ведущие, этот сборник - вам! Тренировка речевого аппарата обеспечена. Мне совсем не хочется искать в этом сборнике скрытые смыслы: пусть это будет сборником новых сочиненных скороговорок, остроумных, веселых скороговорок и только.

    Хотя "Я хочу повеситься" немножечко напомнило беккетовское "В ожидании Годо"... Но только немного.

    Редактор отдела поэзии, 
    Лала Мирзоева

    Александр Воловик

    ЦАЦА ТАТА

    2011

    УГЛЕГЛАЗАЯ МГЛА * * * НЕ БУДЬ ДОБРА * * * * * * * * * * * * * * * ХОЧУ ПОВЕСИТЬСЯ! ЩЕЛЬ ПЕЩЕРЫ К МОЕМУ СТИШКУ * * * КОЗЬМЕ П. РАДИ РОДИНЫ * * * ИЗ ЖИЗНИ НАСЕКОМЫХ * * * ВДОХНОВЕНИЕ * * * * * * ХРЕН ИЗ СЕЛА * * * КУЗОВ ЗВУКОВ ПОЛИТИЧЕСКОЕ К*** Я УТЕШУСЬ КОНИЧЕСКИЕ СЕЧЕНИЯ * * * В ЭТОТ ГАЗОВЫЙ БАЛЛОН ВХОДИТ БАЗОВЫЙ ГАЛЛОН Я НАПРОТИВ О ШОПИНГЕ, О БИЗНЕСЕ, О СЕКСЕ БАЛАГУР КУКИ-НАК! * * * ПОЛИЛИ ЛИ? ГРАФИН И ГРАФИНЯ * * * БЫЛ В ИНДИИ ХВАТЬ! КОЧЕРГА И СВЕЧКА НЕБОЖИТЕЛИ САМ У РАИ * * * ЛЕТНЕЕ ПОХМЕЛЬНОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ – ФИГНЯ ШПИОН ДРАМА В ПЛАНЕТАРИИ * * * НЕПАРНЫЙ ШЕЛКОПРЯД РЫБКА Я БЫ СТАЛ ЗНАМЕНИТ... О ПРЕКРАСНОМ СМЕРТЬ ПОЭТА ВОСПОМИНАНИЕ-86 ЧЕГО ТЕБЕ, СОБСТВЕННО, НАДО? БУБНЫ И ДРУГИЕ МАСТИ ЛУНЫ МОЯ ЖИЗНЬ ЛИМОНАД ЛУНЫ ОСТАТОК ОТПУСКА ВСЁ РАВНО! ХВАЛА ПРОГРЕССУ КАТЕТ И КАТЕТЕР СТИХИ С ПОДВОХОМ * * * АВТОЭПИТАФИЯ Я ПОДЖИДАЮ ИСЛАМ * * * * * * НАШ ЦАРЬГРАД ИВАН И ДЖОН ПУТИ-РАЗМЕРЫ Я МОЛОД ДУШОЙ АССАМБЛЕЯ ПЬЯНСТВУ – БОЙ! ДО ИНДА БРАТСКАЯ ДРУЖБА ЕЩЁ О НЕЙ ЖЕ


    УГЛЕГЛАЗАЯ МГЛА


    Луч – златая игла на углу. Из угла
    углеглазая мгла за углами легла.
    И из лона назло за излом уползло
    узловатым козлом узколобое зло.


    Наверх


    * * *


    Для встречи с вурдалаком
    намазал морду лаком,
    а то бы больно лаком
    я был бы вурдалакам.


    Наверх


    НЕ БУДЬ ДОБРА


    Не будь добра до брака,
    но в браке, будь добра,
    добудь под брагу рака
    да против мрака бра.


    Наверх


    * * *


    «Молебен мобилен. Ломи, молибден!» –
    под блюда не мы ли долбили...
    А кто не добыл, или, там, не добдел,
    те, блин, обалдели, дебилы!


    Наверх


    * * *


    Шёл парфюмер в Парфенон:
    был ювелир юбиляр.
    Нёс сувенир суверен...
    Стой, фарисей! Семафор!


    Наверх


    * * *


    Цаца Тата чатится.
    Тате кстати танцы-то.
    То-то Тата тащится
    от цитаты Та́цита!


    Наверх


    * * *


    Кумиру строю капище.
    А как ещё мне быть!
    Мне быт подносит кукиши –
    чем скуку шевелить?
    Велит моё кумирище
    «Корми ещё да пой!..»
    Поймите же, товарищи,
    коварный он какой!


    Наверх


    * * *


    Плотник провёл предпоследний распил
    и сам с собою поллитру распил.
    А землемер предпоследний раздел
    сделал и юную деву раздел.
    Рифмы не тонут – айда на рекý!..
    Что получилось – стихом нареку.
    Кончу стишок, гонорар получу
    и – в синеву полечу по лучу.
    В эту и вас я игру вовлеку!
    Радуйтесь дедушке Воловику!


    Наверх


    ХОЧУ ПОВЕСИТЬСЯ!


    Я хочу повеситься
    в начале мая-месяца
    на твоём капроновом чулке.
    В утреннем тумане я
    убегу заранее
    и приду в деревню налегке.
    Там крестьянку грубую
    поцелую в губы я,
    а потом один уйду к реке,
    чтобы там повеситься
    на роге полумесяца
    на твоём капроновом чулке.


    Наверх


    ЩЕЛЬ ПЕЩЕРЫ


    Щель пещеры в шалом шелесте:
    листьев шепчущий уют...
    Человеческие челюсти
    человечину жуют.
    В час вечерний за пещерою
    хорошо хрустеть хрящом,
    на потрескавшемся черепе
    примостившись нагишом.
    Чтобы тени шевелящиеся,
    как щупальцы, ища,
    настигали настоящее,
    шумом прошлого шурша...


    Наверх


    К МОЕМУ СТИШКУ


    Домашний маленький поэтик
    стишком закапал весь паркет.
    О скройся, отправлений этих
    исподний и срамной секрет!
    Тебе не реять на кресте
    не на костре искриться гордом
    Ты будешь скомкан и разодран
    Или повешен. На гвозде.
    В сортире.


    Наверх


    * * *


    Вы возвращае-те́сь
    с концерта.
    А у меня – герпе́с
    в конце рта...


    Наверх


    КОЗЬМЕ П.


    На службу ль тороплюсь,
    иль еду ли домой –
    мне хочется спросить
    себя в своей тетрадке:
    – Козьма, невыносимый пращур мой!
    Зачем твои власы подъяты в беспорядке?


    Наверх


    РАДИ РОДИНЫ


    Ради Родины любимой
    жизнь бросаю на весы я.
    Патриот! Не целься мимо.
    Бей меня! Спасай Россию!


    Наверх


    * * *


    Сопоставленье мира с мифом
    о мире – требует ума,
    как мне одна сказала фифа,
    довольно глупая сама.


    Наверх


    ИЗ ЖИЗНИ НАСЕКОМЫХ


    Бездельница муха летает не так,
    как ветреница стрекоза.
    Пчела помечает цветочек и злак,
    и зла как собака оса.


    Наверх


    * * *


    Взял меч тать,
    стал мечтать...
    – Меч же: вот!
    Меть в живот!


    Наверх


    ВДОХНОВЕНИЕ


    Когда слова, их сочетания и рифмы...
    когда забор разновысоких звуков...
    когда сквозь мрамор – силуэт изваянья...
    Тогда единогласно говорим мы,
    поохав перед этим и поухав,
    – Ребята! Да ведь это – вдохновенье! –
    и ну – творить: бряцать, плясать и красить...


    Наверх


    * * *


    Есть время сочинять стишки
    и время их читать,
    и время их записывать
    в специальную тетрадь.
    А если нету времени
    (из этих трёх любого),
    тогда займитесь пением
    и тряпочным футболом.


    Наверх


    * * *


    Заводной кордебалет
    крутит в пику терпсихорам
    фуэте и антраша
    в виртуозном па-де-де.
    Но я не выскажу завет,
    в соответствии с которым
    продуцирует душа
    строчки, строфы и т.д.
    А ведь правила-то есть,
    даже, может быть, законы,
    по которым сходит звук
    в паре с буквою с небес.
    А потом в один присест
    исторгает кайф искомый,
    душу пробует на зуб
    или, может быть, на вес.


    Наверх


    ХРЕН ИЗ СЕЛА


    Старый хрен из села Шереметьево,
    не похожий на юного Вертера,
    раз (жене в наказанье)
    совершил обрезанье.
    А она – ни хрена не заметила.


    Наверх


    * * *


    Ручка-иностранка тонкая – остра,
    кроткого таланта прыткая сестра.
    Водит, вроде, носом в разные бока,
    и, напоминая рыбу-осетра,
    самовыраженья – на строке листка –
    как бы ищет способ (не нашла пока).


    Наверх


    КУЗОВ ЗВУКОВ


    Я везу, как в звон закован,
    кузов звуков, воз законов.
    Цель зимы – загнись и сникни,
    Цельсий, царь индефинитный!
    Цыц, цикавый циник ценза!
    Сгиб мизинца: цуцик, целься!
    Звука вкус целебный целый
    муз совку сулит со сцены.
    Но, как сцилла бесполезный
    без сестрицы без железной,
    он кривым нечётным стуком
    к роковым влечёт поступкам.


    Наверх


    ПОЛИТИЧЕСКОЕ


    Шагнул. Мыском задел за выбоину.
    И сразу – мысль об ортодоксах:
    «Что Новодворская – Шандыбыну?..
    И что Шандыбин – Новодворской?..»


    Наверх


    К***


    Я не стану пить вино и пиво,
    даже пищу буду есть без соли –
    только б Ваше время наступило
    на мои любимые мозоли!


    Наверх


    Я УТЕШУСЬ


    Я утешусь шипеньем посуды,
    витьеватой бравадой полов,
    помогая курлыканьем псу, да
    укорив его, мол, котолов.
    Я утешусь щедротами быта,
    рисованьем по свёкле и льду.
    Подкую бутербродом копыто,
    безлимитное время введу.
    Разлиную курчавую простынь,
    разливного чикушку сглотну,
    сам себе и пророк, и апостол.
    Сам себе Хаммаршельд и У Ну.
    Я утешусь трёхчастною рифмой,
    трону струн непомерный пардон.
    Брат мой! Труженик!.. Или ты – [i]бритт [/i]мой,
    как брадою, обросший трудом?..
    Я же – чёрт сам себе и всевышний,
    то есть бог (но не червь!) и свинья.
    И цианистой косточкой Вишну
    непоспешно утешит меня.


    Наверх


    КОНИЧЕСКИЕ СЕЧЕНИЯ


    Я с детства не любил овал лица.
    Параболы грудей мне нравят-ца!


    Наверх


    * * *


    От ума я без ума: ум – такая умница!
    Все равно ученье – тьма, хоть оно и свет.
    С теоремою Ферма пусть ферматик сунется.
    Ты скажи ему сама, прав он или нет.


    Наверх


    В ЭТОТ ГАЗОВЫЙ БАЛЛОН ВХОДИТ БАЗОВЫЙ ГАЛЛОН


    В этот газовый баллон
    входит базовый галлон.


    Наверх


    Я НАПРОТИВ


    Долго кратковременный
    собирался дождь
    Ты была беременной.
    Я, напротив, тощ...


    Наверх


    О ШОПИНГЕ, О БИЗНЕСЕ, О СЕКСЕ


    О шопинге, о бизнесе, о сексе
    я завывал в эфире разных СМИ.
    Но вот уж пена отстоялась пепси.
    Я требую долива, чёрт возьми!
    Крутились дни, как нежный сникерс сладки.
    Съев витамин, себя я поборол.
    Но прóбил час: закончились прокладки,
    и Ты ушла, в зубах зажав Dirol…
    Уж не мечтать о шопинге, о сексе.
    Всё миновалось – быстро, как в кино.
    И недопитую Тобой бутылку пепси
    своей рукой я вышвырнул в окно.


    Наверх


    БАЛАГУР


    Она ругала всех гуртом,
    А он был балагур.
    Она сказала: «Вот дурдом!»
    А он сказал : «Дом дур».


    Наверх


    КУКИ-НАК!


    Все кричали: «Куки-нак!
    Открывай второй ГУЛАГ!»


    Наверх


    * * *


    Условный человечек
    на зебре перехода
    идёт и не споткнётся,
    идёт, хотя стоит.
    Неоновые свечи
    с заката до восхода
    пере-ходо-проходцам
    поставлены на вид.


    Наверх


    ПОЛИЛИ ЛИ?


    Полили ли лилии, пилили ли липы,
    пуляли ль по линии палеолита,
    по пеплу ли плакали, плова ль алкали –
    поплыли на плюс, а на полюс попали...


    Наверх


    ГРАФИН И ГРАФИНЯ


    Я думал: в графине вода
    и пригубить хотел эту воду.
    А графиня была молода
    и дала сгоряча мне в морду.


    Наверх


    * * *


    Мы с тобой не встретимся – не мечтай –
    как с зелёным змием зелёный чай...


    Наверх


    БЫЛ В ИНДИИ


    Был в Индии. Повсюду позолота-с.
    Смешней всего, однако, поза «лотос».
    Они там скрестят ноги, а подмётки
    нарочно разворачивают вверх.
    Ух, эти йоги там настолько вёртки –
    Тьфу! – перед ними белый человек!
    Короче, я от Индии в восторге.
    Жаль, не видал я только ихних оргий...


    Наверх


    ХВАТЬ!


    Старичок, как услышал об алии,
    сразу – хвать себя за гениталии!
    – Даже Родины ради
    не отдам я ни пяди!
    Лучше буду целей, хоть и далее!


    Наверх


    КОЧЕРГА И СВЕЧКА


    Я человек простой и светский:
    люблю и друга, и врага...
    Какой же кочерге я свечка?
    Какой я свечке – кочерга?..


    Наверх


    НЕБОЖИТЕЛИ


    Если в двери позвонят, отворю без гнева.
    Даже «Кто там?» не спрошу, не насторожён.
    – Вы ошиблись, господа, тут – восьмое небо.
    Небожители живут ниже этажом.


    Наверх


    САМ У РАИ


    Пришли из замка
    самураи.
    – А где же сам-то?
    – Сам? – у Раи.


    Наверх


    * * *


    Не то чтобы я раньше всё умел
    но я – хотел. Но я имел идею.
    Теперь мне быт с болезнями взамен.
    Сегодня – ничего я не умею.
    Раскатана не дура, но – губа
    (а лучше б дура хоть наполовину!)
    Игра – плоха.
    А мина – хоть куда.
    Пехота хрен проскочит эту мину.


    Наверх


    ЛЕТНЕЕ


    То, чего хочу я очень,
    мне, однако, не дано.
    Знал бы прикуп – жил бы в Сочи,
    кушал фрукты, пил вино...
    И, блондинку за блондинкой
    соблазняя на пляжу,
    не ручной бы был, а дикий,
    вот, чего я вам скажу.


    Наверх


    ПОХМЕЛЬНОЕ


    [i]Пусть вьюга с улиц улюлю... – Б.П.[/i]
    рюриксон де радзивилл пах холестеринами
    тостом остр и скор строкой мы не так ли квакаем
    лилипута раздавил куинбус флестриновый
    пересоленный топор перевесил в вакуум
    в кои веки разлепив зазудел предплечием
    водки хряпнул под сурок подсуропил в тютельку
    телепал от вин и пив сглазил гуттаперчиво
    плетью обух поперёк поперхнулся путинкой
    экивоки января пьяное исподнее
    снулых улиц уляля улетело утлое
    куки-наки имярек синюю рапсодию
    псом скулил в кулису дня
    для́ утробы утренник


    Наверх


    СТИХОСЛОЖЕНИЕ – ФИГНЯ


    Стихосложение – фигня, а проза – трали-вали...
    Вообще, какого вы рожна и, так сказать, хрена!
    В Союз писателей меня по блату записали.
    Там секретарша есть одна, Аршалуисовна.
    Мои штрихи, форшлаги, па – всё плоское, земное.
    Но жизнь – качель: то ввысь, то вниз – хоть смейся или плачь...
    Моя поэзия глупа – так нужно, я не ною...
    А я зато – постмодернист, цитатчик и хохмач!
    Поэт – связующая нить между богов и быдол.
    Несу поэзии примат, да я и сам примат...
    Ну, дык чево вам сочинить? Могу – тосты на выбор.
    Вы не смотрите то что мат, а где теперь не мат!..


    Наверх


    ШПИОН


    В чёрной кипе, с крестом архиерейским,
    с талисманом от сглаза в руках
    прибыл в Серпухов чартерным рейсом
    и скелетом устроился в шкаф.


    Наверх


    ДРАМА В ПЛАНЕТАРИИ


    Однажды пролетарий
    прорвался в планетарий.
    Зашёл, а в планетарии
    Одни гуманитарии…


    Наверх


    * * *


    Съеден сном объект объятий:
    вон объедки на кровати.


    Наверх


    НЕПАРНЫЙ ШЕЛКОПРЯД


    Укусил шелкопряд шелкопрядку
    за ея уязвимую пятку.
    Хулиганил напрасно ты, парень,
    вот теперь и остался непарен.


    Наверх


    РЫБКА


    Если вынута рыбка
    из пруда без труда,
    значит, это не рыбка,
    а – ерунда!


    Наверх


    Я БЫ СТАЛ ЗНАМЕНИТ...


    Я бы стал знаменит,
    но один знаменитый поэт
    объяснил, молодец:
    знаменитым-то быть некрасиво.
    Не красна моя нить.
    Я, к тому же, отнюдь не брюнет.
    Я встаю под навес
    и цежу своё скромное пиво.


    Наверх


    О ПРЕКРАСНОМ


    Красавица в каракуле
    красивыми ногами
    идёт по эскалатору
    красивыми шагами.
    Красивая фигура,
    летящая почти...
    И смотрят в счёт-фактуру
    красивые очки.


    Наверх


    СМЕРТЬ ПОЭТА


    …но пустым вопреки разговорам
    он погиб, хоть и вечно живёт.
    Инвалид оказался проворен
    и влепил ему пулю в живот.


    Наверх


    ВОСПОМИНАНИЕ-86


    В тишине испуганного мира
    на Таганской площади пустой –
    чёрный куб, достойный Казимира,
    с надписью короткою: ЗАСТОЙ.
    Осень, как полезная касторка
    (Пушкин о такой мечтал поре),
    и – на красном – белым: ПЕРЕСТРОЙКА
    по ЗАСТОЮ бьющем топоре.


    Наверх


    ЧЕГО ТЕБЕ, СОБСТВЕННО, НАДО?


    Не разума же и не мудрости ждать,
    не мысли глубокой же – не-‘а! –
    посредством софизмов и ласки в кровать
    кладёт человек человека.
    И розовым цветом цветёт мумиё,
    и гимном гремит канонада.
    О чём ты клокочешь, либидо моё?
    Чего тебе, собственно, надо?


    Наверх


    БУБНЫ И ДРУГИЕ МАСТИ ЛУНЫ


    Окольцована Вселенная-птица – кем?
    Небо – ночи чучело ли, луг ли Луны?
    И Луна – не колобка ли литой манекен?..
    Цопнуто кольцо-то! – Нибелунгами ли?
    Бурные валькирии, трилистники треф,
    мастеру Вальпургию бубнили хор.
    Червлёными пиками в лунный серп
    це́лили, метафоры метали c гор.
    Эллипсы-параболы, скринсейверы-псы,
    сторожите жителей – пасынков лун,
    когда масти лунной на выпасы
    шествует животных седой табун.
    Бубном потрясающий, пикой востр,
    карлик где-то канул в конце Луны.
    Средь трефовых клеверов или роз
    спят сухими червами – валуны.


    Наверх


    МОЯ ЖИЗНЬ


    Моя жизнь течёт, как вода из горячего крана
    в диких странах,
    где счётчиков нет на горячую воду.
    Существо, неизвестное ей,
    моет кисточку изредка, бреясь.
    Эти всплески – события в токе воды
    и в течении жизни.
    В остальное же время – задаром течёт
    в безысходные чёрные люки.


    Наверх


    ЛИМОНАД ЛУНЫ


    Нагляжусь из окна
    на луны невалютный лимон
    и – на волю: скрепя аппетит,
    посетить общепит.
    Я – банкрот.
    Все мои сбереженья потратила моль –
    нафталином колоться,
    колёса клоповника пить.
    Извините, Полковник,
    я шлю Вам письмо за письмом,
    настоящий, но старший
    и старый, как хрен, лейтенант.
    И не тянет запас
    из кармана на жизненный склон
    ни копья,
    только пью невалютной луны лимонад.


    Наверх


    ОСТАТОК ОТПУСКА


    (произведение с пониженным содержанием смысла)

    От куска отпуска
    пот с виска. Стоп, тоска!
    Тот пускай – в топку скал,
    кто с куста ток пускал!


    Наверх


    ВСЁ РАВНО!


    – Баб, вино и шаурму!
    Всё равно я ща умру…


    Наверх


    ХВАЛА ПРОГРЕССУ


    Я – счастливый чел!
    Вот так, запросто! – набрал –
    и – тебя слышу.


    Наверх


    КАТЕТ И КАТЕТЕР


    басня

    Взрослые и маленькие дети –
    граждане! Послушайте меня!
    Жили-были катет и катетер,
    дальняя, но всё-таки родня.
    Позабыв про родственные узы,
    раз катетер глянул на луну
    и, подлец, сманил гипотенузу,
    катета законную жену.
    Удручённый катет сел на катер,
    покатился по морю в круиз.
    А гипотенузу звали Катя,
    ей удел – катиться дальше вниз.
    Но катетер тоже был наказан –
    я почти всерьёз и не шучу! –
    он теперь внизу, в районе таза,
    и пускают по нему мочу.


    Наверх


    СТИХИ С ПОДВОХОМ


    Печальный август лето прекратит,
    Окрасит златом старческим листву.
    Давай о нём забудем – без обид,
    В конце концов, пока мы наплаву…
    О лето, как ты коротко! Как жизнь…
    Хорошее, зелёное, вернись!


    Наверх


    * * *


    Забыв про повеленья разума,
    что непрактичностью корил,
    Душа действительно обязана
    лететь, не покладая крыл.
    Я не кажусь себе всезнающим,
    но стать им, видимо, спешу.
    Душа моя, повесь мне на уши
    свою душевную лапшу!


    Наверх


    АВТОЭПИТАФИЯ


    Слаб духом, хоть обилен телом –
    слезой, прохожий, истеки! –
    душою – девушек хотел он,
    но телом – сочинял стихи.


    Наверх


    Я ПОДЖИДАЮ


    Я поджидаю за шкафом.
    Может быть, даже в шкафу.
    Может быть, даже под кайфом.
    Может быть, даже судьбу.


    Наверх


    ИСЛАМ


    Ислам воинственнен, нам говорят.
    У них Алькаида, у них джихад.
    И шариат у них, и бог Аллах.
    Бен Ладен яростный всем нам на страх...
    Ислам пленителен, нам говорят.
    У них кебаб (люля), лукум (рахат).
    Бредёт к Муха́ммеду пешком гора,
    и открывается порой чадра...
    Как быть? – я сам себя рву попалам.
    Какой-то двойственный у них ислам.
    Любить, бояться ль я его должон?
    И хорошо ли, что там много жён?..


    Наверх


    * * *


    Дурная даёт голова или нет? –
    меня вопрошал один лысый брюнет.
    Даёт, но – угля, – отвечает шатен,
    такой же плешивый, похож на колен.


    Наверх


    * * *


    Не в свои усевшись сани
    и в тарелке не в своей
    я погибну под лесами
    недостроенных курей.


    Наверх


    НАШ ЦАРЬГРАД


    Что̀ напрасно мечтать о Босфоре!
    Лучше двинем эскадру в поход.
    Переплыли из мрамора море,
    и Босфор с Дарданеллами – вот!
    И в пронзительных сполохах молний
    некий Час, именуемый Че,
    нам мечту о Босфоре исполнит
    на гобое в скрипучем ключе.
    А уж кто на эскадре притопал,
    в Дарданнелах купаться горазд,
    тот получит и Константинополь,
    наш исконный и вечный Царьград.


    Наверх


    ИВАН И ДЖОН


    Голсуорси был Иван,
    и Тургенев тоже Джон.
    Хоть они из разных стран,
    каждый был из них прожжён
    в негасимом мастерстве
    и в сюжетах мастаки,
    хоть в Лондо́не, хоть в Москве –
    первой классики руки.
    В продолженье лет и зим
    мы за это помним их.
    И читаем их, и чтим,
    и даже посвящаем стих.


    Наверх


    ПУТИ-РАЗМЕРЫ


    Сменил анапест Петербурга
    на лёгкий питерский хорей,
    и на пеон под третьим номером,
    к примеру, Комарово.
    На ямб Москвы, на Серпухова дактиль.
    А вот второй пеон – Иваново...
    И амфибрахий захолустного Урюпинска...
    Березники – пеон четвёртый...
    И первый, наконец, нагнал у Кемерово.
    А там, через совсем далёкие верлибры
    Ерофея Павловича,
    глядишь, и снова на анапест перешёл.
    Но – Колымы...


    Наверх


    Я МОЛОД ДУШОЙ


    Душой я не то что молод,
    а просто зелен.
    Ей всё бы крутить любовь
    по чужим постелям.
    Ей всё б от мужей
    хорониться виновной мышью,
    лелея во рту
    цветные четверостишья.
    Ей трижды плевать
    на расчёты, долги и башли.
    Добыть бы слоновой кости,
    составить башню –
    крутые ступени, в окне витражи,
    на флагштоке знамя...
    Но с телом-то делать – что?
    С животом?..
    С зубами?..


    Наверх


    АССАМБЛЕЯ


    Я иду на ассамблею,
    а сам блею, а сам бле-е-ею.


    Наверх


    ПЬЯНСТВУ – БОЙ!


    Говорила Вите я:
    – Брось, Вить, пить:
    Минсоцздравразвития –
    пить не велить!


    Наверх


    ДО ИНДА


    Инда до Инда, дундя, дойду я.
    Там – и до дна: я одна да Дуня.
    Дуня, динама, до дна не дойдя,
    дунет, зануда, да сдохнет, дудя.


    Наверх


    БРАТСКАЯ ДРУЖБА


    Братская дружба
    крепка и нерушима.
    Кто кому сторож?


    Наверх


    ЕЩЁ О НЕЙ ЖЕ


    Допустим, Ромул
    повстречал бы Каина.
    Победил бы – кто?..


    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Воловик
    : ЦАЦА ТАТА. Сборник стихов.
    Господа актеры и ведущие, этот сборник - вам! Тренировка речевого аппарата обеспечена. Мне совсем не хочется искать в этом сборнике скрытые смыслы.
    18.02.11
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/volovik>Александр Воловик</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/5884>ЦАЦА ТАТА</a>. Сборник стихов.<br> <font color=gray>Господа актеры и ведущие, этот сборник - вам! Тренировка речевого аппарата обеспечена. Мне совсем не хочется искать в этом сборнике скрытые смыслы. <br><small>18.02.11</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Воловик: ЦАЦА ТАТА»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating